Web - библиотека BRONZA - LIB

  главная     каталог      написать отзыв

Пустовалов С.Ж. Классификация катакомбной керамики // Эпоха бронзы Доно-Донецкого региона: Материалы 5-го Украинско-Российского полевого археологического семинара. - Киев - Воронеж, 2001. - С. 88 - 95.

           Керамика является одним из наиболее массовых археологических источников. Результаты ее исследования, как правило, имеют этническую направленность. Значительно реже результаты классификаций или типологий используют в хозяйственных или иных реконструкциях.
           Долгое время основой классификации катакомбной керамики была система, предложенная С.Н. Братченко в его монографии (Братченко, 1976). После выхода в свет системы описания керамики В.Ф. Генинга (1973) многие археологи, в том числе и С.Н. Братченко, восприняли предложенную В.Ф. Генингом формализацию. Внешняя форма посуды описывается им посредством 8 - 9 размеров, которые составляют ряд пропорций. Разбиению на типы у С.Н. Братченко предшествует разбивка на отделы. Фактически отделы соответствуют видам посуды. Так их называет еще В.А. Городцов. Типология в пределах видов была сделана достаточно тщательно и долгое время удовлетворяла исследователей.
           Нами предлагается иная, иерархическая, система классификации керамики. Использованы данные о 681 сосуде, происходящих из катакомбных и ямных погребений с территории Северного Причерноморья.
           Опишем алгоритм классификации керамики. На первом этапе весь массив керамики (посуды) разбивается на две группы по наличию горла. Безгорлые сосуды по наличию плеча разбиваются на корчаги (т.е. имеющие плечо) и чаши (не имеющие плеча или на такие, у которых плечо слабо выражено). Из корчаг по отсутствию ребра выделяются биконические сосуды. Из прочих корчаг - по отношению высоты к наибольшему диаметру выделяются чугунки (высота сосуда приблизительно равна или же больше наибольшего диаметра) и реповидные сосуды (высота значительно ниже наибольшего диаметра).
           Сосуды, не имеющие плеча или у которых плечо слабо выражено, составили чаши. Дальнейшее их разбиение проходит по наличию или отсутствию ножек или подставок. При наличии упомянутого выделяются курильницы. На следующем этапе оставшиеся чаши разбиваются по соотношению высоты сосуда к наибольшему диаметру. Если высота чаш значительно меньше наибольшего диаметра, то такие чаши выделяются в тип пиал. На следующем этапе по наличию округлого дна выделяются С. 89. округлодонные чаши. Оставшиеся разделяются на усеченно-конические и плоскодонные чаши с опуклым корпусом. Рассмотрим разбиение другой большой группы керамики, имеющей все основные части посуды: тулово, плечико и горло. По наличию ручек выделяются амфоры, которые в свою очередь по характеру дна (плоское или округлое) разделяются на плоскодонные или округло/остродонные. Прочие сосуды по характеру дна делятся на остродонные и плоскодонные. Оставшиеся по наличию плоского и устойчивого дна делятся на имеющие таковое и не имеющие (горшки с небольшим неустойчивым дном). Оставшиеся делятся по наличию перегиба в придонной части сосуда на кубки и кубковидные сосуды с одной стороны и прочие. Последние по наличию наибольшего расширения сосуда в верхней трети тулова делятся на округлобокие и прочие. По наличию воротничка выделяются воротничковые горшки. Оставшиеся по наличию отогнутого венчика делятся на имеющие его и цилиндрогорлые горшки.
           Таким образом, в результате типологии было выделено 18 типов посуды, большинство из которых являются отдельными видами посуды и не нуждаются в выделении статистическими методами. Они четко выделяются по наличию отдельных деталей формы.
           Выделенные типы керамики подверглись сравнительному анализу по 12-ти территориальным массивам. Нумерация массивов в анализе керамики совпадает с нумерацией массивов в территориальном анализе погребального обряда (Пустовалов, 1992, Табл. А). Только из-за малочисленности были объединены Южно-Бугский и Ингульский массивы. Для сравнения был добавлен массив ямной керамики (12). Таким образом, всего в сравнении участвовало 12 массивов.
           Наиболее четко по типам посуды выделяются Донской левобережный, Донской правобережный и Луганский массивы. Для них характерны курильницы, биконические сосуды, "чугунки" и "реповидные" сосуды. Эти три массива также характеризуются раструбными и высокогорлыми горшками. Эти особенности отмечались неоднократно (Братченко, 1976; Смирнов, 1996). Интересно другое. Биконические сосуды и чугунки оказались также характерными для Запорожского массива, а раструбные и высокогорлые - для Криворожского. Одиночные сосуды, характерные для восточной группы массивов, кроме курильниц, встречаются далеко на запад от районов своего наибольшего распространения. Биконические и чугунки - в Запорожском, Южно-бугском, Южно-херсонском, Крымском, Верхне-тарасовском. Реповидные - в Крыму, на Молочной, в Верхне-Тарасовском массиве и в Орель-самарском массиве. Остальные типы керамики, хотя и образуют очень размытую диагональ, но в той или иной мере представлены почти во всех массивах. Наиболее массовый тип горшка (средневысокогорлые горшки с отогнутым наружу венчиком) характеризуют все территориальные массивы и ямный массив керамики. Наиболее часто он встречен в Луганском массиве и Южно-херсонском.
           С. 90. Очень показательно распределение ямного массива керамики. Практически в нем представлены почти все типы катакомбной посуды. Уже одно это говорит о длительном сосуществовании ямного населения с катакомбным. В ямном массиве отсутствуют заведомо ритуальные сосуды различных катакомбных групп: реповидные горшки, плоскодонные чаши, округлодонные чаши, воротничковые горшки. В то же самое время кроме достаточно специфичных остродонных амфор среди ямной керамики присутствуют и типичные катакомбные (ингульские) формы. Например, Ковалевка-IV, к. 1, п. 9; Лиманы, к. 3, п. 7. и др. Одиночными экземплярами представлены в ямном массиве курильницы, биконические сосуды и чугунки, раструбные и высокогорлые сосуды, средневысокогорлые, округлобокие и кубковидные, горшки с короткой шейкой низких пропорций и цилиндрогорлые сосуды - типичные для ингульской культуры. Усеченно-конические чаши также являются общей посудой для катакомбных и ямных групп населения.
           Среди материалов Нижнего Подонья, Подонцовья и Среднего Дона на относительно позднем этапе существования местного катакомбного населения также встречаются амфоры ингульского типа или очень близкие подражания им. Впервые такая амфора была найдена у станицы Семикаракорской в к. 1, п. 2. Единственным отличием данного сосуда было наличие у него четырех небольших выступов-ножек в придонной части сосуда. (Мошкова, Федоров-Давыдов, 1974.).
           Близкая по форме амфора приводится А.Т. Синюком из раскопок Луговского могильника (Синюк, 1996, с. 162, рис. 35). Ряд близких изображений амфор приводит A.M. Смирнов (1996), а также А.Н. Гей в ямных погребениях Прикубанья (Гей, 1999, с. 82, 143). Одна амфоровидная посудина была найдена и И.В. Синицыным (Арх. пам. Калмыкии, 1979), кстати в ямном погребении.
           В равной мере приведенные аналогии касаются и чаш ингульской культуры. В отличие от округлодонных чаш правобережья Днепра, на востоке в Подонцовье и на Дону встречаются чаши с плоским дном (Синюк. 1996, с. 158, рис. 31; Смирнов, 1996, рис. 33, 46).
           Уже на территории Северо-восточного Приазовья ингульская посуда, в частности чаши, приобретает нетипичные для основного района распространения черты. Нарушается стройность орнаментации, появляются налепы (Санжаров, 1999, с. 54). В целом керамику из этих могил можно лишь с большой долей натяжки называть ингульской. Они отражают, видимо, непродолжительное время пребывания населения ингульской культуры в данном районе. Такие находки показывают, что на определенном этапе своего существования донецкая и ингульская культуры сосуществуют.
           Исходя из полученных распределений, можно сделать вывод о том, что шнуровая техника более свойственна восточнокатакомбному населению, а прочерченная - западнокатакомбному или интульскому, но при этом оба С. 91. этнических массива активно контактируют между собой. Удельный вес обеих техник практически одинаков (21,8 и 21,7%).
           38,5% посуды в выборке в среднем не орнаментировано. Но в наибольшей мере посуда без орнамента характерна для ямной керамики: остродонным горшкам, чашам-пиалам, а также и сугубо катакомбной посуде: короткогорльм горшкам и округлобоким горшкам. Нехарактерно отсутствие орнамента для кубков, округлодонных чаш, амфор и амфоровидной посуды, плоскодонных чаш, чугунков и биконических сосудов.
           Штамп является единственной техникой орнаментации, наиболее характерной для ямной посуды. Как правило, остродонные горшки, горшки с небольшим дном, чаши-пиалы, чаши усеченно-конические имеют орнамент, нанесенный штампом. Также часто штампом орнаментируются короткогорлые горшки. В среднем этот вид техники орнаментации встречается в 6,2% сосудов. Как элемент данная техника присутствует и на цилиндрогорлых горшках, и на округлобоких горшках, на биконических и чугунках, реповидных, раструбных и высокогорлых сосудах. Присутствует она и на специфических поднепровских воротничковых и округлобоких сосудах. Учитывая более позднее время существования в восточных районах реповидных и высокогорлых сосудов, наличие ямной техники орнаментации на данных типах керамики можно рассматривать либо как проявление ямных традиций, доживающих до позднекатакомбного времени, либо как доживание самого ямного населения до позднекатакомбного времени, т.е. прямой этнический контакт между ямным и восточнокатакомбным (бахмутским) населением.
           Рассмотрим теперь распределение техники орнаментации по территориальным массивам. Стремясь максимально укрупнить виды орнамента, автор выделил 15 его типов. В том числе однорядная горизонтальная полоса, многорядные полосы, зигзаги, треугольники, шевроны и фестоны (символы воды и т.д.) (Рыбаков, 1981, Даниленко, 1997), вертикальные зигзаги, крест, меандр, вертикальные многорядные полосы, овалы с заокругленной верхней частью, розетки-спирали, налепы, закраины, поддоны, ручки, различный ассиметричный орнамент и редкий орнамент.
           Наиболее ярко характеризует восточную группу территориальных массивов защипная техника при налепных валиках.
           Остальные четыре техники представлены в той или иной мере во всех катакомбных памятниках. Отсутствие орнамента при высокой встречаемости во всех массивах наиболее характерно для ямной посуды. Своеобразным антиподом защипной технике является прочерченная техника, которая очень редко встречается в восточной группе и наиболее часто - в более западной группе массивов. Комбинированный орнамент несколько более характерен для восточных и "переходных" массивов, а также Орель-Самарского междуречья. Тесьма и шнур более характерны для восточных массивов, но встречены и в более западных. Штамп, присутствующий везде, более характерен для Донского С. 92. левобережного, Верхне-Тарасовского и Криворожского территориальных массивов. Т.е. для этих районов по технике орнаментации наиболее характерны ямные традиции в керамике.
           В целом следует отметить, что техника орнаментации распределяется таким же образом по территориям, как и показатели погребального обряда. Это дает возможность говорить о том, что кроме этнических признаков погребального обряда, аналогичными свойствами обладают и общая форма сосудов и техника орнаментации.
           Проанализируем теперь степень орнаментированности керамики.
           Наиболее часто орнаментируемой частью керамики является плечо (24.5%). Следующее место занимает шейка или горло сосуда (23,3%). Тулово орнаментировано у 19,2% сосудов, а придонная часть - у 9,4%. Дно орнаментируется только у 0,3% керамики, а внутренняя сторона - у 0,8%. Распределение степени орнаментированности по типам посуды показывает, что верхняя часть сосуда, включая тулово, приблизительно одинаково орнаментируется у всех типов посуды. Степень орнаментации выделяет посуду ритуальную, именно у нее орнаментируется вся поверхность, в том числе иногда и внутренняя часть. Одновременно среди неорнаментированной посуды по данному виду показателей оказываются чаще горшки - т.е. посуда утилитарного назначения. Таким образом, данный анализ показывает не этнические отличия посуды, а ее назначение: ритуальное или утилитарное. Поскольку все же значительная часть горшков также орнаментирована, то можно полагать, что и орнаментированные горшки также выполняли ритуальную функцию. Также ритуальные сосуды характеризуются более разнообразным орнаментом.
           Подводя общие итоги классификации керамики данной выборки, следует прежде всего отметить, что она преследовала определенную цель - этническую характеристику данного населения. Выделенные типы посуды, особенно те, которые традиционно считаются ритуальными, оказались этнически информативными.
           Поэтому выделенные типы посуды можно назвать археологическими типами по керамике (АЭТ/к), а всю совокупность типов керамики - археолого-этническим комплексом по керамике (АЭК/к).
           Кроме общих типов керамики этническую нагрузку имеет также техника выполнения орнамента. Распределение признаков этих двух категорий дало возможность выделить две группы территориальных массивов, совпадающих с группами, выделенными по данным погребального обряда. (Пустовалов, 1987, 1992).
           В связи с этим небезынтересно рассмотреть взаимосвязь результатов типологии керамики и этнической типологии по данным погребального обряда.
           Анализ приводит к выводу, что наблюдается значительная смешанность отдельных этносов. Однако как и в этническом анализе по погребальному обряду разделение между типами стало более четким по сравнению с С. 93. территориальным анализом. К восточнокатакомбным АЭТ/по отнесены курильницы, реповидные сосуды, низкогорлые горшки, высокогорлые горшки, кубки и кубковидные сосуды, средневысокогорлые горшки, округлобокие горшки и биконические чугунки.
           К западнокатакомбным АЭТ/по (ингульским) относятся чаши плоскодонные, воротничковые горшки, чаши округлодонные, цилиндрогорлые горшки и амфоры и амфоровидные сосуды. К ямным АЭТ/по можно отнести чаши усеченно-конические, горшки с небольшим неустойчивым дном, горшки остродонные, амфоры остродонные и чаши-пиалы.
           В распределении отдельных типов посуды по этническим типам погребального обряда можно усмотреть отражение известного в Индии и других кастовых обществах обычая "анулома".
           Ямная керамика в ингульских могилах встречена и у знати, и у рядового населения, и среди неполноправного, причем наиболее характерна она для неполноправного населения. Ингульской же керамики в ямных могилах в 1,8 раза меньше, чем ямной в ингульских катакомбах, да и встречена она только в погребениях рядового населения.
           Ямная посуда в восточных погребениях приблизительно поровну присутствует в могилах знати и рядового населения, а посуда восточная преобладает в ямных рядовых погребениях. Значительно меньше ингульской посуды в восточных могилах, по сравнению с восточной посудой в ингульских. В обоих случаях посуда присутствует в погребениях всех трех социальных страт, преобладая в рядовых погребениях.
           Таким образом, проведенная обработка керамики, ее этническая типология, корреляция и сравнительный анализ выделенных групп керамики по АЭТ/по и социальным стратам позволили выявить интересные закономерности. В частности, распределения показали, что не только данные этнической типологии по погребальному обряду, но и распределение типов керамики по этническим типам погребального обряда дают основание заключить, что в ямно-катакомбном обществе Северного Причерноморья, как представляется, существовала раннекастовая система социальной организации. Это наиболее четко прослеживается в отношении взаимозависимостей между ямным и ингульским населением. Менее четко это прослеживается в отношениях между ингульским и восточнокатакомбным населением. В целом же результаты обработки керамики подтверждают выводы, сделанные на основе анализа погребального обряда.

          Литература.

Археологические памятники Калмыкии. - Элиста, 1979.
Братченко С.Н. Нижнее Подонье в эпоху средней бронзы. - К., 1976. 248 с.
Гей А.Н. Новотиторовская культура. - М., 2000. - 221 с.
Генинг В.Ф. Программа статистической обработки керамики из археологических раскопок. // СА. - 1975. -№ 1. - С. 114 - 136.
С. 94. Городцов В.А. Русская доисторическая керамика // Тр. 11 АС в Киеве. 1901. -Т. 1. -С. 576 - 672.
Даниленко В.Н. Космогония первобытного общества. - Фастов, 1997.
Довженко Н.Д.,. Рычков Н.Л. К проблеме социальной стратификации племен ямной культурно-исторической общности // Новые памятники ямной культуры степной зоны Украины. - К., 1988 - С. 27 - 40.
Егоров В.Г. Классификация курильниц катакомбной культуры. (Статистико-комбинаторные методы в археологии). - М., 1970. - С. 156 - 164.
Клейн Л.С. Археологическая типология. СПБ. 1991.
Ковалева И.Ф. Катакомбные погребения Орель-Самарского междуречья // Древности Степного Поднепровья III - I тыс. до. н. э. - Днепропетровск. 1982. - С. 36-45.
Ковпаненко Г.Т., Фоменко В.К. Поховання доби енеоліту-ранньої бронзи на правобережжі Південного Бугу // Археологія, 1986. № 55. - С. 10 - 25.
Кульбака В., Качур В. Соматичні культи бронзового віку півдня України. Маріуполь, 1998. - 60 с.
Марина З.П. Позднеямные погребения Левобережья Днепра и их соотношение с памятниками катакомбной культуры // Проблемы изучения катакомбной КИО. Запорожье, 1990, - С. 45 - 46.
Мошкова М.Г., Федоров-Давыдов Г.А. Семикаракорский курган // Археологические памятники Нижнего Подонъя. - М., 1974. - Т. 1.
Нечитайло АЛ. Связи населения степной Украины и Северного Кавказа в эпоху бронзы. К., 1991. - 115 с.
Ніколова А.В., МамчичТ.І. До методики класифікації посуду ямної культури // Археологія, 1997. - №3. -С. 101- 114.
Пустовалов С.Ж. К методике периодизации катакомбной культуры по данным погребального обряда // Новые методы исследований в археологии. - К., 1982.
Пустовалов С.Ж. Первая система описания керамики в отечественной археологии (к 80-летию выхода в свет) // Методологические и методические вопросы археологии. К., 1982. - С. 218 - 227.
Пустовалов С.Ж. Этнотипология катакомбной культуры Северного Причерноморья. - Автореф. дисс. канд. ист. наук. К., 1987. - 16 с.
Пустовалов С.Ж. Этническая структура катакомбного населения Северного Причерноморья. - К., 1992. - 151 с.
Пустовалов С.Ж. К вопросу о ямно-катакомбной эпохе // Проблемы археологии юго-восточной Европы. - Ростов, 1998.
Пустовалов С.Ж. Розкопки кургану "Бобушка" (к. 3. Чкалівська група) // Культурологічні студії. К., 1999. - Вип.2 - С.141 - 164.
Пустовалов С.Ж. Ямная общность - катакомбная общность: последовательная смена во времени или сосуществование // Проблемы археологии Поднепровья. Днепропетровск. 2000 (в печати).
С. 95. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. - М, 1981.
Рычков Н.А. Этническая характеристика населения ямной культуры Северного Причерноморья (по материалам курганных памятников) - Автореф. дисс. канд. ист. наук, К., 1990. - 16 с.
Санжаров С.Н. Катакомбная культура на территории Северо-восточного Приазовья. - Автореф. дисс. канд. ист. наук. - К., 1991. - 18 с.
Санжаров С.Н. О позднекатакомбных памятниках ингульского типа на территории Северо-Восточного Приазовья // Древности Северского Донца. - Луганск, 1999. - С. 44 - 61.
Синюк А.Т. Бронзовый век Дона. - Воронеж, 1996.
Смирнов A.M. Курганы и катакомбы эпохи бронзы на Северском Донце. М., 1996. - 181 с.
Тесленко Д.Л. Ямна культура Дніпровського Надпоріжжя та Правобережного Передстепу (аналіз поховального обряду) // Автореф. дис. канд. іcт. наук., К., 1999.
Шапошникова О.Г. Про пам'ятки часу катакомбної культури в Стеновому Придніпров'ї / /Археологія, 1968. - T. XXI. - С. 79 - 99.
Шапошникова О.Г., Фоменко В.Н., Довженко И.Д. Ямная культурно-историческая общность (Южно-бутский вариант). - К., 1986. - 159 с.
Чередниченко Н.Н. и др. Отчет о раскопках Верхнетарасовской экспедиции ИА АН УССР в 1975 г. // НА ІА НАНУ. Ф.Е.
 


© 2001 project by Sergey Fedyaev  e-mail: voron@o.chok.finfort.com
© 2001 design by Ivan Vereschaka e-mail: ivan@o.chok.finfort.com
ФП-21