Web - библиотека BRONZA - LIB

  главная     каталог      написать отзыв

Телегин Д.Я. Об основных позициях в положении погребенных первобытной эпохи Европейской части СССР // Энеолит и бронзовый век Украины. Исследования и материалы. - Киев: Изд-во "Наук. думка", 1976. - С.5 - 21.

           Изучение различных черт ритуала древних погребений имеет важное значение для решения целого ряда вопросов, связанных с пониманием характера первобытной культуры. Курганные и бескурганные погребения, наличие или отсутствие инвентаря и охры при скелетах, трупосожжение или трупоположение, как и различия в положении покойников,- все это, безусловно, результат проявления сложных религиозных представлений и верований древнего населения. Выяснение эволюции в развитии той или другой стороны погребального ритуала на протяжении ряда исторических эпох позволяет проследить определенные закономерности эпохальных изменений в мышлении и веровании древних племен и народов, что имеет немаловажное значение для понимания их истории вообще.
           Одним из наиболее стойких и обязательных признаков погребального ритуала является положение покойника, которое придавалось ему при захоронении. Начиная с каменного века прослеживаются устойчивые правила и каноны помещения умершего в могилу. Причем эти правила не были постоянными во времени, они изменялись обычно при переходе от одной эпохи к другой и при смене культур в рамках одной эпохи.
          Выяснению вопроса об основных позициях в положении скелетов на материалах Европейской части СССР и их изменениях на протяжении каменного века и эпохи меди-бронзы и посвящена данная статья. В отдельных случаях автор делает попытку также выяснить причины, приведшие к таким изменениям. Вопрос об основных позициях в положении погребенных, уже обсуждавшийся в зарубежной литературе(1), имеет для нас не только теоретическое, но и сугубо практическое значение - обратить внимание специалистов на ведение более тщательных наблюдений над положением частей скелета погребенных при исследовании древних могил.
           Но прежде чем перейти к рассмотрению этих вопросов, необходимо подчеркнуть, что при определении позиций в положении скелетов нами учитывались только факты намеренного придания при ингумации нужного, согласно ритуалу, положения различным частям тела умершего. C. 6. Случайное расположение костей скелета, возникшее в силу различных причин позднее, при определении позиции скелета нами во внимание не принималось. Так, в ямное время покойников чаще всего помещали в яму на спине с подогнутыми в коленях вверх ногами. В связи с тем, что ямы обычно перекрывались бревнами или плахами, которые препятствовали доступу земли в могилу, длинные кости ног этих умерших могли свободно падать вправо, влево или же распадаться ромбом. О первоначальном положении ног погребенного в таких случаях свидетельствует лишь залегание косточек стоп, обычно сохраняющих свое расположение в позиции "на подошве". В вертикальном положении длинные кости ног сохраняются очень редко, но, тем не менее, все эти могилы относятся к типу "погребений на спине с подогнутыми в коленях вверх ногами".
           При определении основных норм погребального ритуала, видимо, не играет важной роли степень выражения той или другой черты в положении частей тела: например, большая или меньшая скорченность ног погребенного в коленях, ровные или слегка согнутые в локтях руки, поворот черепа лицевой частью вверх вправо или влево при погребении покойника на спине и т. п. Для понимания черт первобытного ритуала принципиально важно, однако, положение покойника на спине или на боку, в вытянутом или скорченном состоянии, местоположение кистей рук и т. д.
           Из анализа изучения многих сотен скелетов погребенных первобытной эпохи, обнаруженных в могилах Европейской части СССР, устанавливаются три основные позиции и ряд вариантов их залегания (рис. 1):
           Позиция I (1-4). Погребения, вытянутые на спине. Ноги прямые, руки лежат вдоль туловища, чаще слегка согнуты в локтях, прижаты к бокам или несколько отброшены в сторону. Кисти лежат около таза, на его половинках или в области живота.
           Позиция II (1-6). Погребения на спине с подогнутыми в коленях вверх ногами. Ноги подтянуты в коленях вверх, редко стоят в таком положении, обычно же упали влево, вправо или распались "ромбом"; положение рук обычно мало отличается от погребений I позиции, лишь иногда они бывают сильно согнуты в локтях и сложены на груди.
          Позиция III. Погребения, скорченные на правом или левом боку, в нескольких вариантах: а) (/-9) в позе "скачущего всадника" - часто слабо скорченное, ноги согнуты под тупым, реже прямым или даже острым углом в тазобедренном суставе и обычно острым в коленях. Руки протянуты вдоль корпуса, отброшены немного вперед, в разной степени согнуты в локтях под тупым углом; кисти у таза, между бедренными костями или перед животом у колен; б) (1-5) в позе "адорации" - руки сильно согнуты в локтях, кисти перед лицом, под щекой или сложены на уровне груди. Степень скорченности ног неодинаковая: относительно слабая, когда угол в тазобедренном суставе прямой или тупой (1-3) и сильная или очень сильная, когда угол в тазобедренном суставе острый (4-5). Иногда в таком случае все длинные кости ног лежат параллельно друг к другу, "в гармошку".

Стр. 7.

Рис. 1. Основные позиции скелетов в погребениях (схема).
I. 1-4 - погребения, вытянутые на спине; II, 1-6 - на спине с подогнутыми в коленях вверх ногами; III-а, 1-9 - скорченные на боку в позе "скачущего всадника"; III-б, 1-5 - скорченные на боку в позе "адорации"; IV - в особых позициях: 1 - сидячие, 2 - вытянутые на боку, 3 - вытянутые на животе, 4 - вертикальные.

           Разумеется, что в положении отдельных частей скелетов, залегающих в одной из указанных позиций, отмечаются своеобразия и исключения. Так, иногда у скелетов, залегающих в позиции III, кости грудной клетки бывают развернуты на 3/4 "грудью вверх" или, наоборот, в такой же степени "грудью вниз". Встречается также неодинаковое положение рук у погребенного. Например, одна из них согнута в локте, кисть против груди или у подбородка, а вторая ровная или только немного согнута в локте (III-а, 8). Своеобразное положение рук отмечается у некоторых погребений культур шнуровой керамики Прикарпатья и Волыни, у которых они согнуты под прямым углом в локтях и сложены в С. 8. нижней части груди (III-а, 7). Как первые скелеты с "веерным" расположением рук, так и вторые относились нами к позиции III-а.
           В положении некоторых скелетов иногда как бы сочетаются признаки двух позиций. Например, у некоторых скелетов, залегающих в позиции II (5, 6), кисти рук, как и у скелетов, залегающих в позиции III-б, поднесены к подбородку.
           Кроме указанных выше основных позиций в положении скелетов исследуемого района в очень незначительном количестве встречаются могилы с залеганием скелетов в особых позициях: это погребения сидячие, вытянутые на боку или животе и вертикальные (рис. I, IV).
           Рассмотрим вкратце, как развивался и изменялся интересующий нас обряд погребения на протяжении различных эпох (табл.).
           Раннепалеолитические погребения в пределах Европейской части СССР практически не обнаружены. Одно из древнейших мустьерских погребений из грота Киик-Коба в Крыму, сохранившееся частично, видимо, залегало на боку.
           Верхнепалеолитических погребений, в которых позиция скелета установлена, на территории Европейской части СССР известно семь: четыре в Костенках и три на стоянке Сунгирь(2). Два погребения в Костенках были сидячими. Об одном известно, что оно залегало в слабоскорченном состоянии. Четвертое захоронение из Костенок (Маркина гора) оказалось сильно скорченным на левом боку, кисти рук у лица (рис. 2, 1). Все скелеты из Сунгиря лежали на спине, в вытянутом положении.
           Погребения мезолитической эпохи в Европейской части СССР залегают, за незначительным исключением, на правом или левом боку, ноги согнуты, кисти рук у лица (рис. 2, 2-5) (3). Один из скелетов эпохи мезолита в Крыму залегал в позиции III-б (Фатьма-Коба), два - в позиции I (Мурзак-Коба) (рис. 1).
           Вопроса погребального ритуала неолитической эпохи мы уже касались раньше в связи с определением культурно-исторического места могильников днепро-донецкой культуры (4). Напомним, что практически

Рис. 2. Погребения в позе "адорации":
1 - Маркина Гора; 2 - Васильевка I; 3,4 - Васильевка III; 5 - Волошское.

Рис. 3. Погребения в позе "вытянутые на спине":
1 - Вильнянка; 2 - Вовниги; 3 - Дереивка I; 4- Кут; 5 - Первомаевка.

C. 9. все неолитические скелеты (около 700) этой культуры залегают в позиции "вытянутые на спине" (рис. 3, 1-3). Погребения культуры линейно-ленточной керамики в пределах Европейской части СССР (Незвиско, Баев) изучены слабо. Позиция скелетов определена недостаточно. В Центральной Европе, однако, скелеты этой культуры обычно залегают в позиции III-б (рис. 1).
           В неолитических могильниках Прибалтики (Тамула, Крейчи, Звейняки), где определено положение более 100 погребенных, в подавляющем большинстве (82) погребенные лежат в позиции I (рис. 1). Небольшое количество скелетов оказалось здесь в позиции II (рис. 1) ив остальных позициях (5).
           Довольно близкая картина в характере погребального ритуала наблюдается и в известном Оленеостровском могильнике, где зафиксировано 118 погребений, вытянутых на спине, и лишь 14 погребений на боку, в том числе 11 в вытянутом положении и три скорченных. Скорченность очень слабая, в одном случае кисти рук поднесены к лицу. Здесь же есть четыре вертикальных погребения (6). Большое разнообразие в позиции скелетов отмечается в Волго-Окском бассейне, где исследовано около 10 небольших могильников, относящихся к неолитической эпохе (7). Всего зафиксировано положение более 40 скелетов, среди которых тоже преобладают погребения, вытянутые на спине. Здесь, однако, весьма большой процент погребений на животе, в том числе в Кубенино - три, на Черной горе - три, в Караваихе и Панфилах - по одному скелету.
           В могильниках медного века Европейской части СССР положение скелетов довольно разнообразное, хотя в целом преобладают разные варианты скорченности.
           Интересные данные, свидетельствующие, очевидно, о весьма сложных путях развития культуры, дают позднетрипольские могильники. Из 37 погребений (положение которых определяется) Выхватинского могильника позднетрипольского времени 32 скелета залегали главным образом скорченными на боку в позе "адорации". Пять скелетов лежало C. 10. на спине с подогнутыми в коленях вверх ногами. Причем у двух из них положение кистей рук соответствовало позиции III-а (рис. 1) (8). В курганных погребениях усатовской культуры определено положение около 50 скелетов. Среди них, по подсчетам В. Г. Збеновича (9), подавляющее большинство залегало на правом и левом боку, кисти рук перед грудью. Аналогичное залегание скелетов отмечается и для бескурганных погребений этой культуры. Для трипольской культуры несколько неожиданным оказалось положение скелетов в Чапаевском позднетрипольском могильнике под Киевом, где все 30 скелетов залегали по "неолитическому" обряду - вытянутыми на спине (10).
           В пределах Европейской части СССР известно несколько погребений позднеленточной расписной керамики (Звенигород), из которых два - скорченные на боку, положение остальных не определено (11).
           Могильники культуры воронковидных сосудов на территории Европейской части СССР не известны. Отдельные обнаруженные у нас погребения (Зимне, Дружелюбовка) залегают в позиции "вытянутые на спине". Такое положение, очевидно, является обычным для этой культуры, потому что оно свойственно могилам многочисленных некрополей культуры воронковидных сосудов ПНР, ГДР и других стран.
           Погребения культуры шаровидных амфор (Колодяжное, Хартоновцы, Довге, Ворвулинцы и др.) залегают обычно скорченные на боку, есть сидячие, вытянутые и скорченные на спине (12).
           В могильниках среднестоговской культуры, по нашим подсчетам, 51 скелет залегал в позиции "на спине с подогнутыми в коленях вверх ногами". Кроме того, здесь имеется также девять сидячих погребений и одно - скорченное на боку (13).
           Положение многочисленных скелетов ямной культуры в общем довольно близко среднестоговским. Нами учтены ямные погребения по исследованиям Молочанской экспедиции (Новофилипповка, Аккермень, Долинка и др.) (14), Каховской экспедиции 1950-1953 гг. (Кут, Марьинское, Первомаевка и др.) (15), Южноукраинской экспедиции на юге Каховской области (Новочерноморье, Красное, Шевченково и др.) (16), Вильнянской экспедиции 1968-1969 гг. в долине Днепра, вблизи Запорожья (17), Северокрымской экспедиции 1962-1964 гг. в Присивашье (с. Бабенково, Армянск, Красноперекопск и др.) (18), Днестро-Дунайской экспедиции 1964-1966 гг. (Нерушай, Борисовка, Глубокое, Баштановка и др.) (19).
           Для целей данной работы нами использованы уже имеющиеся подсчеты погребений с точки зрения положения скелетов, проведенные в свое время В. А. Городцовым по Северскому Донцу (20), а также новые данные, собранные В. А. Фесенко и Н. Я. Мерпертом по ямным погребениям Европейской части СССР (21). По курганным могильникам Нижнего Поволжья (Бережновка, Быково, Иловатка, Политотдельское, Калиновка и др.) (22), а также Калмыкии (Лолинские и Архаринские могильники) (23) подсчеты ямных погребений, кроме того, нами сделаны отдельно.
           Таким образом, по ямной культуре учтено более 700 погребений, положение скелетов в которых определяется. Подавляющее большинство

C. 11.

Рис. 4. Погребения на спине с подогнутыми в коленях вверх ногами:
1, 2, 4 - Нерушай; 3 - Глубокое; 5, 6 - Виловатский могильник.

из них залегает в позиции II (рис. 1; рис. 4, 1-4); есть скелеты, вытянутые на спине и скорченные на боку. Количество вытянутых скелетов заметно большее в восточной части степей и меньшее - в западной.
           В энеолитических могильниках Северного Кавказа положение скелетов различное. В Нальчикском могильнике медного века, где определено положение 81 скелета (24), 54 покойника были положены в позиции III, в том числе в позиции III-а - 23, часть скелетов (21) лежала в позиции II (рис. 1), а шесть - в особой позиции: скорченные лицом вниз.
           Положение погребенных майкопской культуры изучено слабо. Обычно они сильно скорченные в позиции III-а или III-б (рис. I) (25).
           Два скелета из энеолитических погребений Луговского могильника находились в позиции "вытянутые на спине" (26). В Бамутских курганах Чечено-Ингушетии пять скелетов лежало в позиции I, один - во II и семь - в III (рис. 1) (27).
           На ранних этапах эпохи бронзы в культурах шнуровой керамики позиции скелетов довольно разнообразны. Среди погребений культур шнуровой керамики Прикарпатья и Волыни (подкарпатская, городокско-здовбницкая, стжижовская культуры) положение скелетов определено в 50-60 случаях. Среди них главная масса залегает в позиции III-б, а также в позиции III-а (рис. 1), куда зачислены, как упоминалось, погребения со сложенными руками в нижней части груди. Для средне-днепровской культуры (Гатное, Долинка, Ходосовичи) характерно залегание скелетов, обычно вытянутых на спине и скорченных на боку (28).
           В могильниках фатьяновской культуры (Козьминский, Милославский, Олочинский, Никола-Перевоз и др.) нами учтено около 30 погребений, о положении скелетов которых имеются достаточные сведения (29). Подавляющее большинство скелетов залегает скорченными на боку. Положение скелетов, близкое к названным могильникам фатьяновской культуры, отмечается и в Балановском могильнике (30).
           С. 12. Скелеты абашевской культуры залегают обычно в позиции II (рис. 1; рис. 4, 5-6). Особенно хорошо это прослежено в могильниках Поволжья (Абашевский, Пиешский, Виловатский, Миняшкинский и др.) (31). Обращает на себя внимание весьма частое положение рук в области живота. Они несколько согнуты в локтях, кисти сложены вместе. В отличие от Поволжья на Верхнем и Среднем Дону среди абашевских погребений большинство скелетов залегает в позиции I (рис. 1) (32).
           Для погребений полтавкинской культуры, по наблюдениям Н. К. Качаловой, преобладающим и типичным являются два положения умерших: на спине с подогнутыми в коленях вверх ногами, а также скорченное на левом боку в позиции III-а; очень редко скорченные на боку погребения залегают в позиции III-б (рис. 1) (33).
           Довольно полные статистические данные о положении погребенных северокавказской культуры приведены в работе В. И. Марковина и А. Л. Нечитайло, где на раннем этапе преобладают скорченные погребения на боку, а на позднем - вытянутые на спине (34).
           В могильниках тшинецко-комаровской культуры встречаются трупосожжения и трупоположения. Сохранность костяков в последнем случае обычно плохая. Лишь в Белопотоцком и Войцеховском могильниках удалось определить положение более 10 скелетов. Позиция погребенных, кроме того, известна из Звенигорода, Васильева, Дитиничей и других пунктов (35). Всего немногим более 20. Почти все покойники этих культур были положены в позиции "скорченные на боку". Положение рук, к сожалению, часто авторами раскопок не указывается.
           Погребения катакомбной и срубной культур учтены нами в основном по тем же курганам, что и ямные могилы. (По Северскому Донцу, Нижнему и Среднему Дону свои статистические выкладки о позе погребенных катакомбной культуры любезно передал нам С. Н. Братченко.)
           Для характеристики погребального обряда поздней бронзы юга Украины и Прикарпатья проработаны результаты раскопок Широчанского и Островецкого массовых грунтовых могильников (36).

Рис. 5. Погребения в позе "скачущего всадника":
1, 5 - Кут; 2 - Нерушай; 3 - Танковое; 4 - Второй Архаринский могильник.

С. 13.

Рис. 6. Погребения в позе "адорации":
1 - Бережновка; 2 - Политотдельское; 3 - Черебаево; 4 - Первомаевка.

           Всего по катакомбной культуре учтено более 740 погребений, срубной культуре - около 700 и по культуре Ноа - 146. Позиции в положении погребенных катакомбной культуры на разных территориях различные. В Подонье и Калмыкии преобладает позиция III-а (рис. 1; 5, 1-5), в то время как в Поднепровье и на Северном Кавказе обычно господствует позиция I скелетов (рис. 3, 4-5). В эпоху поздней бронзы почти по всей исследуемой территории, в том числе у племен срубной, белогрудовской, Ноа, каякенско-хорочоевской культур (37), решительно преобладает сильная скорченность погребенных на боку в позиции III-б (рис. 1; 6, 1-4). Лишь на Волге отмечается заметно больший процент скелетов позиции III-а, а также позиции II (рис. 1).
           К сожалению, данные для определения положения погребенных первобытной эпохи имеются далеко не для всех культур. Это, например, касается софиевской культуры Поднепровья, чирково-сейминской и поздняковской культур Лесной зоны, становской в Закарпатье и т. п. В одном случае скелеты здесь из-за почвенных условий не сохранились, а в некоторых культурах господствовал обряд трупосожжения.

* * *

           Из приведенного просмотра погребений первобытной эпохи Европейской части СССР видно, что, начиная по крайней мере с мезолита, для каждого периода является характерным преобладание какой-то определенной позиции в положении погребенных (рис. 7). В мезолитическое время, например, решительно господствует скорченность на боку, главным образом в позиции III-б. При переходе к неолитическому времени в обряде погребения замечается резкое изменение, когда на всей исследуемой территории в положении скелетов становится преобладающей позиция I. Лишь в могильниках культуры линейно-ленточной керамики Европы все еще сохраняется прежний "мезолитический" обряд погребения в позиции III-б.

C. 14.

Рис. 7. График содержания погребений в могильниках (в %):
1 - погребения в позе "вытянутые на спине", 2 - в позе "на спине с подогнутыми в коленях вверх ногами", 3 - в позе "скачущего всадника", 4 - в позе "адорации".

           В медном веке и в начале эпохи бронзы также имели место значительные изменения в обряде захоронения, хотя такого резкого перехода, как это было на грани неолита и мезолита, не наблюдается.
           Как известно, в начале железного века скифы, сарматы, греки и римляне, племена раннего железного века более северных широт Восточной Европы хоронили покойников в вытянутом на спине положении.
           Конечно, было бы весьма заманчивым найти объяснение отмеченной выше повторяемости в позиции погребенных при переходе от эпохи к эпохе, что на современном этапе наших знаний сделать пока трудно. Слишком мало еще знаем мы о верованиях и мировоззрении древних племен и народов, далеко не всегда проявление определенного обряда можно сопоставить с набором вещественного материала, не во всех С. 15. случаях мы располагаем антропологическими определениями умерших. Из-за неполноты описания деталей положения скелетов, допускаемых иногда археологами, не всегда удается точно определить позицию погребенного.
           Нам кажется, что причины столь резких изменений в погребальном ритуале населения Восточной Европы на грани эпох следует искать, во-первых, в перемене состава самого населения и, во-вторых, в изменении его идеологии. Причем в разное время эти факторы играли, очевидно, далеко не одинаковую роль. При переходе от мезолита к неолиту преобладал, вероятно, первый фактор. Лучше всего это изучено на материалах Украины, где собрано много данных о погребениях и имеются многочисленные антропологические определения.
           Так, по определению антропологов (38), мезолитическое население Украины, оставившее могильники волошско-васильевского типа со скорченными на боку погребениями, относится к средиземноморской расе, в то время как сменившие его неолитические племена характеризуются всеми признаками позднекроманьонского типа (39). Именно этим племенам принадлежат многочисленные могильники днепро-донецкой культуры, где скелеты залегали в вытянутом положении рядами. Следовательно, заметно резкое изменение в обряде погребения здесь связывается всецело со сменой населения.
           Показательно, что там, где при переходе от мезолита к неолиту смены населения не наблюдается, как, например, на крайнем юго-западе Европейской части СССР (правобережье Украины, Днестр, Молдавия), и в неолите продолжает сохраняться прежний "мезолитический" обряд погребения в позиции III-6 (рис. 1). Да и не только в неолите, но, как увидим ниже, и в более позднее время первобытной эпохи.
           Надо полагать, что совсем иные факторы влияли на изменение обряда погребений при переходе от неолита к эпохе меди - бронзы, когда вытянутые на спине погребения начинают быстро исчезать. Это происходило, впрочем, не везде и не сразу. Да и сам процесс трансформации обряда носил далеко не везде одинаковый характер. В связи с этим все могильники эпохи меди - бронзы Европейской части СССР с точки зрения развития погребального ритуала можно разбить на три группы.
           К первой группе относятся могильники культуры воронковидных сосудов Европы, где в медном веке продолжал бытовать "неолитический" обряд вытянутых на спине погребений северной зоны (40). Обряд вытянутых погребений местами задерживается и на иных территориях Европейской части СССР, в том числе довольно южных и относящихся к эпохе меди (Чапаевка), даже ко времени средней бронзы (катакомбное время - приказанская культура).
           В могильниках второй группы - Выхватинцы, Усатово, Майкоп, Звенигород - преобладают погребения в скорченном положении на боку. Погребальный обряд этих культур развивался, безусловно, по традициям южной "мезо-неолитической" зоны. Носители этих культур, по всей С. 16. видимости, и в антропологическом отношении стояли довольно близко к населению Подунавья, Балкан, Средиземноморья и Закавказья. Определенно можно сказать, в частности, что черепа Выхватинского могильника находят близкие аналогии в материалах культур южной зоны - линейно-ленточной керамики культуры Криш и т. п. (41)
           Могильники третьей группы, в которых проходила постепенная трансформация обряда погребений от вытянутости до крайней скорченности, в пределах Европейской части СССР наиболее многочисленны. Этот процесс носил постепенный характер. Сначала в среднестоговское и ямное время появляются погребения на спине с подогнутыми вверх ногами; этот же обряд удерживается в полтавкинской и абашевской культурах. Позже складывается обряд положения покойников в скорченном виде на боку, причем сначала в позиции III-а (катакомбная культура), а затем позиции III-6 (срубная, белогрудовская, Ноа культуры и др.).
           Важно подчеркнуть также, что при переходе от неолита к медному веку во многих случаях, по утверждению антропологов, особых изменений в составе населения не отмечается. "Потомками неолитических кроманьонцев,- говорит Т. С. Кондукторова,- на Украине были племена древнеямной и катакомбной культур..." (42). По краниологическим особенностям от неолитических обитателей Поднепровья также мало отличаются и племена среднестоговской культуры.
           По всей видимости, решающим фактором, приведшим к изменению обряда положения погребенного в могильниках третьей группы, были коренные изменения в идеологии населения, его верований и религии. Новое в погребальном ритуале прослеживается теперь не только по отношению к положению покойников, но и в исчезновении коллективных неолитических могильников, появлению в начале медного века обычая ставить умершим еду в глиняных сосудах и т. п. Не вызывает сомнения, что все эти черты погребального ритуала проникли на исследуемую территорию из более южных и юго-западных широт от населения культур средиземноморского круга (Подунавье, Балканы, Передний Восток, Двуречье), где они были обычными на протяжении всей первобытной эпохи. Надо полагать, что новые черты в погребальном ритуале, как и в идеологии вообще, у местного населения Восточной Европы появлялись параллельно с проникновением сюда иных культурных достижений Востока и Средиземноморья (использование металлов, развитие земледелия, скотоводства и т. п.).
           К могильникам этой же группы, видимо, следует относить и погребения культур шаровидных амфор и шнуровой керамики (среднеднепровской, фатьяновской), хотя процесс развития погребального обряда носил здесь, очевидно, более сложный характер.
           Выяснение факторов социального и экономического порядка, содействовавших повсеместному переходу населения этой территории в раннем железном веке опять к обряду вытянутых погребений, не входит, однако, в задачу данного исследования. Отметим только, что в раннем

С. 17.

Стр. 18.

Стр. 19.

средневековье этот обряд был канонизирован христианской церковью и с некоторыми изменениями удерживается вплоть до наших дней.

ПРИМЕЧАНИЯ

       1 U. Fischer. Die Graber der Steinzeit in Saalgebirt. Berlin, 1956.
       2 А. Н. Ро гачев. Погребение древнекаменного века на стоянке Костенки XIV (Маркина гора).- СЭ, 1955, № 1; О. Н. Бадер. Человек палеолита у северных пределов Ойкумены.- "Природа", 1971, № 5.
       3 А. Д. Столяр. Первый Васильевский мезолитический могильник.- АСГЭ, 1, 1959; Д. Я. Т е л е гін. Василівський третій некрополь в Надпоріжжі.- Археологія, т. XIII. К., 1962; В. Н. Даниленко. Волошский эпипалеолитический могильник.- СЭ, 1955, № 1.
       4 Д. Я. Телегин. Могильники днепро-донецкой неолитической культуры и их историческое место.- СА, 1966, № 1.
       5 Сообщение Ф. А. Загорскиса на пленуме ИА АН УССР в 1966 г.; L. Jaanits. Neue Graberfunde auf dem spatneolithischen Wohnplatz Tamula is Estland.- SMYA, 58. Helsinki, 1957; F. Sagorskis. Kreicu Kapulauks.- Archeologija un Etnografija, III. Riga, 1961.
       С. 20. 6 Н. Н. Гурина. Оленеостровской могильник.- МИД, 47. М.-Л., 1956.
       7 О. Н. Бадер. Археологические работы у дер. Языковo.- "Антропологический журнал", 1936, № 2; А. Я. Брюсов. Отчет о раскопках 1938-1939 гг.-Тр. ГИМ, XII, 1941; М. Е. Фосс. Стоянка Кубенино.- СА, V, 1940; И. К. Цветкова. Стоянка Володары.- КСИИМК, XX. М., 1948; Ее же. Племена рязанской культуры.- Сб. "Окский бассейн в эпоху камня и бронзы". М., 1970.
       8 Т. С. Пассек. Раннеземледельческие (трипольские) племена Поднестровья.- МИА, 84. М., 1961.
       9 В. Г. 3бенович. Позднетрипольские племена Северного Причерноморья. К., 1974, с. 41.
       10 Раскопки В. А. Круца в 1969-1971 гг.
       11 И. К. Свешников. Могильник в с. Звенигород в Львовской области.- КСИИМК, 63. М., 1966.
       12 Данные о положении скелетов культуры шаровидных амфор, шнуровой керамики и тшинецко-комаровской культур любезно передал И. К. Свешников, за что автор выражает ему искреннюю признательность.
       13 Д. Я.Телегі н. Середньостогівська культура. К., 1973, с. 104.
       14 АП, т. VIII. К., 1960.
       15 АП, т. IX. К., 1960.
       16 Сб. "Памятники эпохи бронзы Юга Европейской части СССР". К., 1967.
       17 Раскопки проводились под руководством автора.
       18 А. А. Щепинский, Е. Н. Черепанова. Северное Присивашье. Симферополь, 1969.
       19 Н. М. Шмаглий, И. Т. Черняков. Курганы степной части междуречья Дуная и Днестра.- МАСП, вып. 6. Одесса, 1970.
       20 В. А. Городцов. Результаты археологических исследований в Изюмском уезде Харьковской губернии.- Тр. XII АС, т. I. М., 1905, с. 84.
       21 В. А. Фесенко. Племена ямной культуры юго-востока. Саратов, 1970, с. 22. (Количественные данные о погребениях ямной культуры дополнительно уточнены по нашей просьбе автором брошюры).
       22 МИА, 78, 1969 г.; МИА, 60, т. I, 1959.
       23 И. В. Синицын, У. Э. Эрдниев. Археологические раскопки в Калмыцкой АССР в 1961 г. Элиста, 1963; Их же. Новые археологические памятники на территории Калмыцкой АССР. Элиста, 1966.
       24 А. П. Круглое, Б. Б. Пиотровский, Г. В. Подгаецкий. Могильник в г. Нальчике.-МИА, III, 1941.
       25 ОАК за 1897 год, с. 2, 15; ОАК за 1898, с. 33 и сл.; Раскопки В. А. Максименко и А. Л. Нечитайло.
       26 Р. М. Мунчаев. Древнейшая культура Северо-Восточного Кавказа.- МИА, 100, 1961, с. 35 и сл.
       27 Р. М. Мунчаев. Там ж е, с. 137; Р. М. Мунчаев, В. И. Сарианиди. Бамутские курганы эпохи бронзы.- КСИА. М., вып. 98, 1964; Их же. Исследование Бамутского курганного могильника в 1963 г.- КСИА. М., вып. 106, 1966.
       28 И. И. Артеменко. Племена Верхнего и Среднего Поднепровья в эпоху бронзы.-МИА, 148, 1967.
       29 О. Н. Бадер. Кузьминский могильник фатьяновского типа под Москвой.-АСГЭ, 5, 1962; Д. А. Крайнев. Олочинский и Таскаихский могильники фатьяновской культуры.-КСИА. М., вып. 106, 1966.
       30 О. Н. Б а д е р. Балановский могильник. М., 1963.
       31 О. Н. Евтюхова. К вопросу о погребальном обряде абашевской культуры.- МИА, 97, 1961; Н. Я. Мерперт. Абашевские курганы Северной Чувашии.- МИА. 97, 1961; А. X. Xаликов. Памятники абашевской культуры в Марийской АССР.- МИА, 97, 1961.
       32 А. Д. Пряхин. Абашевская культура в Подонье. Воронеж, 1971, с. 128.
       33 Н. К. Качалова. Племена Нижнего Поволжья в эпоху средней бронзы. Автореферат. Л., 1965; Ее ж е. К вопросу о памятниках полтавкинского типа.- АСГЭ, 5, 1962.
       С. 21. 34 В. И. Марковин. Культура племен Северного Кавказа в эпоху бронзы (II тыс. до н. э.).-МИД, 93. М., 1960.
       35 О. Ф. Лагодовська. Войцехівський могильник бронзової доби на Волині.- Археологія, т. II. К., 1948. (Для подсчетов также использованы данные картотеки И. К. Свешникова.)
       36 Раскопки А. М. Лескова и Э. А. Балагури.
       37 В. И. М а р к о в и н. Дагестан и Горная Чечня в древности. М., 1969.
       38 Г. Ф. Дебец. Черепа из эпипалеолитического могильника у с. Волошского.- СЭ, 1955, № 3; Т. С. Кондукторова. Палеоантропологические материалы из мезолитического могильника Васильевка I.- СА, 1957, № 2, с. 207.
       39 Г. Ф. Дебец. Палеоантропология СССР в последние годы. Тезисы докладов на пленуме ИИМК. М., 1956; М. М. Герасимов. Восстановление лица по черепу. М., 1955.
       40 Д. Я. Телегин. Могильники днепро-донецкой неолитической культуры...
       41 М. С. Великанова. Антропологический материал Выхватинского могильника.-МИД, 84, 1961, приложение I.
       42 Т. С. Кондукторова. Черепа из вовнигских поздненеолитических могильников.-КСИА. К., вып. 6, 1956, с. 71.
 

© 2008 project by Shaman  e-mail: bronza-lib@narod.ru
© 2008 design by Shaman e-mail: bronza-lib@narod.ru
Именно на этом сайте ИП в Ростове-на-Дону и Краснодаре заказывают кухонные принадлежности оптом