Web - библиотека BRONZA - LIB

  главная     каталог      написать отзыв

Кияшко А.В. Некоторые вопросы генезиса и семантики катакомбного обряда эпохи средней бронзы Восточной Европы // ЧТЕНИЯ посвященные 100-летию деятельности в Государственном Историческом музее В.А. Городцова: Тезисы конференции. - М., 2003. - Ч.1. - С. 200 - 202.
           Первый опыт изучения катакомб эпохи бронзы предпринял А.А. Спицын (1899), но по-настоящему впечатляющих результатов добился В.А. Городцов (1905, 1907). Открытые им на основе группировки признаков обряда культуры эпохи бронзы вскоре были осмыслены исследователем как неоднородные в культурно-этническом отношении "религиозные" сообщества. "Распространение религиозных воззрений не связывается ни с культурным, ни с этническим единством, поэтому не следует объединять в этих отношениях и народности, усвоившие формы катакомбных погребений" (Городцов, 1915).
           Основная дискуссия идет по поводу происхождения и значения катакомбной конструкции столетие. В данной работе мы затронем лишь два из многих предположений. Согласно первому, дольмен-катакомба - это склеп, чрево матери-земли, способствует переходу души умершего человека к вновь родившемуся ребенку (Кияшко В., 1979). Согласно второму, катакомба произошла от ямы с заплечиками новотиторовской культуры и является повозкой для сна и отдыха души умершего в загробном мире (Гей, 2000).
           С. 201. Считается, что катакомба - это реализация в степных условиях мегалитической идеи склепа. В хронологическом, структурно-типологическом и смысловом плане прослеживаются параллели с дольменным обрядом Западного Кавказа. Эта точка зрения неоднократно критиковалась (Марковин, 1994; Гей, 2000). Однако хронологическое соответствие двух традиций нашло поддержку и плодотворное развитие в работах М.Б. Рысина (1990; 1992; 1996). Опубликованные материалы дольменов (Марковин, 1997) также убеждают в преимущественной синхронизации последних даже не с предцонецким, а с раннедонецким этапом развития катакомбной культуры Северо-Восточного Приазовья.
           Конструктивные признаки ранних катакомб - прямые плоскости потолка и стенок камер; рельефная орнаментация внутри камеры и на стенке шахты, где расположено входное отверстие; имитация втулок закрывающих вход в камеру (из глины или, чаще, в виде т.н. каменных пестов) и т.д.- все это свидетельствует об участии в их сооружении культуртрегеров с Западного Кавказа, переносивших приемы обработки камня на глину. Однако воплотить "основные закономерности высокой архитектуры каменных дольменов", по оценке В.И. Марковина (1994), им все же не удалось.
           С точки зрения семантики, только аналогией с назначением дольменов можно объяснить такие "склеповые" признаки раннекатакомбного обряда, как фиксируемое вскрытие подземных камер для смещения черепов и других действий с костями погребенного, устройство дополнительных захоронений. Смысл дольменно-катакомбного обряда связан, очевидно, с идеей реинкарнации души. В.Я. Петрухин предлагает такое ее толкование: "В этом случае загробный мир - не последнее пристанище умершего, но необходимая фаза в круговороте возрождений через смерть". Автор отмечает, что один из самых ярких сюжетов реинкарнации в мировой культуре - погребение Осириса - "...ассоциировалось с посевом, преисподняя - с чревом "матери-земли"..." (Петрухин, 1991). Сексуальная символика дольменных втулок, изображений на передних плитах сооружений (Марковин, 1978) позволяет интерпретировать эти конструкции, и, следовательно, катакомбы как репродуктивные органы, обеспечивающие переход души от смерти к новому воплощению в теле родившегося ребенка. Идея о таком достаточно быстром и эффективном процессе без необходимости длительного путешествия в загробный мир привела, по всей вероятности, к безинвентарности ранних катакомб. Такое толкование катакомбного обряда можно рассматривать как рабочую гипотезу, хотя оно и вызывает возражения (Гей, 2000). Однако других объяснений очевидных "склеповых" признаков ранних катакомб не известно.
           А.Н. Гей разработал другую гипотезу происхождения и смысла катакомб, тесно связанную с его исследованиями новотиторовской культуры Степного Прикубанья (1999; 2000). По мнению автора, катакомбная конструкция является следствием эволюционного развития характерной для этой культуры ямы с заплечиками (Гей, 2000). Эта эволюция происходила в процессе формирования "...идеи соответствия могильного сооружения (ямы/катакомбы) заупокойному жилищу-повозке, уподобленной жилой "повозке для сна и отдыха" живых..."(Гей, 1999).
           Конечно, допустима трактовка могильного сооружения как транспортного средства, но ее осмысление в качестве постоянного загробного жилища не соответствует принятой нами (Кияшко А., 2002) концепции "обрядов перехода" (Геннеп, 1999). Также не вполне отвечает этой теории объяснение, согласно которому "...смысловой доминантой...позы "скорчено на боку" или "полусидя"...в катакомбных культурах Предкавказья является придание погребаемому сородичу положения спящего или отдыхающего человека..." (Гей, 1999). Также спорно, хотя и оригинально предположение, что шкуры мелкого рогатого скота с черепами и костями ног были символом животных, тянущих повозку (Гей, 1999). По нашим данным, такие находки в катакомбах олицетворяли это священное животное в качестве спутника и проводника души умершего (Кияшко А., 2001).
           Однако если отвлечься от гипотезы изначального смысла катакомбы как повозки, а также от неверного, на наш взгляд, определения роли этого транспортного средства в погребальном обряде, то в остальном можно признать правомерность самой идеи. Действительно, на этапе развитых культур эпохи средней бронзы, в условиях стагнации кавказского культурогенеза, происходит трансформация катакомбного обряда. Его склеповые характеристики исчезают, а значит, угасает сам дольменно-катакомбный обряд с присущей ему семантикой. Зато С. 202. усиливается и приобретает "катакомбный антураж" обрядовая традиция новотиторовской культуры, связанная с идеей "могила-повозка". Следует только отметить, что повозка, в первую очередь, использовалась для путешествия до врат загробного мира. Функция "сна и отдыха" здесь явно вторична.
           Свое развитие эта идея получает в ритуале предкавказских культур катакомбного круга (западно- и восточноманычской по терминологии А.Н.Гея), где, в отличие от раннекатакомбных древностей, известны многочисленные находки повозок. Таким образом, можно говорить о двух линиях развития обряда, происходящего с территории Северо-Западного Кавказа и степного Прикубанья: дольменная культура - преддонецкая - донецкая и новотиторовская культура - катакомбные культуры Маныча.
           Работа выполнена при поддержке РГНФ, грант № 02-01-00109а.
 

© 2008 project by Shaman  e-mail: bronza-lib@narod.ru
© 2008 design by Shaman e-mail: bronza-lib@narod.ru
Производство женской одежды. Юбки от производителя http://nova-moda.ru оптом. Большие размеры