Web - библиотека BRONZA - LIB

  главная     каталог      написать отзыв

Кияшко А.В. Волго-Донские погребения эпохи средней бронзы в ямах с заплечиками // Нижневолжский археологический вестник: Изд-во Волгоград. ун-та. - Волгоград, 1999. - Вып. 2. - С. 10 - 25.

           В эпоху средней бронзы степи Волго-Донского междуречья были восточной окраиной распространения катакомбного погребального обряда. Культура местного населения слабо отреагировала на все новации катакомбного периода и рано оказалась вовлеченной в культурогенез эпохи поздней бронзы. Хронологический диапазон, на котором ощущалось влияние предкавказского центра эпохи средней бронзы, представлен в волго-донских степях позднеямными, ямно-полтавкинскими и собственно полтавкинскими древностями и, наконец, своеобразными памятниками волго-донского типа, о которых речь пойдет ниже.
           Первые два этапа соответствуют II и III этапам ямной культуры Волго-Уралья (Мерперт Н.Я., 1974). Их детальная разработка еще предстоит в будущем. Полтавкинский этап Волго-Донья определяется прежде всего погребениями в подбоях с керамикой, орнаментированной в стиле шагающей гребенки. Они синхронны раннедонецким комплексам Нижнего Дона (Кияшко А.В., 1998, с. 20). Своеобразие следующего этапа культуры волго-донских степей уже не раз было отмечено в литературе (Братченко С.Н., 1976, с. 77; Смирнов А.М., 1996, с. 87). Однако до настоящего времени приходилось ограничиваться лишь тезисной характеристикой этих памятников (Кияшко А.В., 1996, с. 23).
           Древности изучаемого периода Волго-Донья имеют различное происхождение. Это время так называемых развитых катакомбных культур (донецкая, манычская, среднедонская), и все они в той или иной степени представлены на этой территории (Мамонтов В.И., 1986, с. 8). Но местные волго-донские памятники преобладают, и среди них наиболее яркой по ритуалу и инвентарю является группа погребений в ямах с заплечиками.
           Нами учтено 25 таких погребений из курганов Волго-Донского междуречья и сопредельных территорий 1. Многие заплечиковые ямы оказались основными в курганах (7 случаев), но еще чаще они были впускные в более древние насыпи (14 случаев). Последнее особенно характерно для Донского региона (№ 19, 22, 24, 25)2. Кроме того, известны два грунтовых погребения данного типа из могильника Калач в Саратовском Поволжье (Тихонов В.В., 1996, с. 43 - 52).
           Описание заплечиковых конструкций предполагает их расчленение по крайней мере на три элемента: верхнюю и нижнюю ямы и сами заплечики-уступы. Внешние параметры этих элементов у рассматриваемых погребений весьма различны. Верхняя яма имеет чаще прямоугольную (17) или квадратную (6) форму с сильно скругленными углами, в редких случаях образуя овал (2). Пропорции ее варьируют от чрезвычайно больших (№ 12, 13, 17, 21, 23) до весьма скромных (№ 3, 9, 18, 24). Нижняя яма, как правило, повторяет форму верхней, ее размеры сокращаются в зависимости от довольно стандартной ширины заплечиков (от 0,2 до 0,5 м). Высота заплечиков различна, но общим и, как выяснится далее, важным признаком служит их достаточная глубина в материке. Часто на уровне заплечиков располагалось деревянное перекрытие нижней части могилы. В отдельных случаях здесь находятся предметы инвентаря, кости мелкого рогатого скота (№ 8, 12, 14, 22). Ниже заплечиков стенки могилы нередко носят следы тщательной обработки. Они расширяются ко дну, которое может быть усложнено конструктивными деталями: столбовыми ямками, продольными желобами и т. д. (№ 3, 11). Все это свидетельствует об особой семантической значимости нижней части заплечиковой ямы.
           Позы и ориентировки погребенных в ямах с заплечиками вполне устойчивы и закономерны для соответствующего этапа эпохи средней бронзы Предкавказья. Умершие лежат в позе средней или, реже, сильной скорченности на боку, иногда с завалом на


1 Автор искренне благодарен А.С. Скрипкину, В.И. Мамонтову, В.М. Клепикову, А.Н. Дьяченко, Л.С. Ильюкову, В.Г. Житникову, В.Я. Кияшко за разрешение использовать в работе неопубликованные материалы раскопок.
2 Здесь и далее дается указание на номер погребения в сводной таблице 1. Он же соответствует номеру данного комплекса на рисунках и на карте.

С. 11. спину. Положение рук в большинстве случаев традиционно: та, что под туловищем, вытянута и кистью помещена между костями ног, другая согнута в локте, ее кисть располагается у таза. Правобочные захоронения преобладают в Донском регионе, особенно на правобережье Нижнего Дона. Кроме того, они часто встречаются в Саратовском Поволжье и в единичных случаях в низовьях Волги. Это результат проникновения сюда доно-донецких традиций погребального обряда. Но в степях Волго-Донского междуречья, в Заволжье и на Астраханщине все же больше погребений на левом боку, так как здесь доминирует волго-манычская обрядность, центром которой выступает катакомбная культура Калмыкии (Кияшко А.В., 1990, с. 24 - 25).
           Подобную картину дает распределение ориентировок умерших в ямах с заплечиками. В целом это широтные значения, различные в Донском и Волго-Донском регионах (рис. 1). Формально они соответствуют западной и восточной ориентировке, но семантически значима в данном случае противоположная обращенность погребенных: на восток в Донском и на запад в Волго-Донском регионе. Наличие нескольких случаев меридиональных ориентировок в ямах с заплечиками связано с влиянием катакомбного обычая пространственного размещения умершего в погребальной камере (Кияшко А.В., 1990, с. 25). В Донском регионе костяки, лежащие на правом боку головой на юг, традиционно обращены на восток (№ 23), а в волго-донских степях - левобочные с южной ориентировкой на запад (№ 12). Кроме того, в трех случаях зафиксировано сочетание позы костяка на левом боку и ориентировки в северный сектор (№ 7, 20, 21). Такое положение погребенных встречается не только в заплечиковых конструкциях, но и в целой серии синхронных им погребений в простых ямах и подбоях Волго-Донья. Возможно, эта линия развития обряда эпохи средней бронзы стала составной частью формирования покровской погребальной традиции позднего бронзового века.
           Другими ритуальными признаками рассматриваемых погребений являются использование охры, случаи искусственной деформации черепа (№ 5, 10, 16), а также следы различных обрядовых церемоний с использованием домашних животных. Практически во всех могилах зафиксирована локальная посыпка дна ямы и костей скелета охрой, в ряде захоронений (№ 2 - 4, 14, 18, 20, 23, 24) найдены комки этой краски. Последнее характерно для донецких катакомбных комплексов развитого этапа. Важной особенностью ритуала служат кости мелкого и крупного рогатого скота, встреченные в 11 погребениях. Их состав и размещение в могиле позволяют предположить по крайней мере три возможные интерпретации этого обычая. В 5 случаях кости ног мелкого рогатого скота находились в сосуде, сопровождавшем захоронение. Они являлись, очевидно, остатками мясной пищи, предназначенной для души умершего (№ 2, 5, 9, 18, 25). В 4 ситуациях на заплечике и в заполнении могилы были обнаружены многочисленные кости мелкого и крупного рогатого скота. По-видимому, это были остатки поминальной трапезы (№ 7, 8, 12(?), 21). В одном погребении (№ 22) на заплечике были обнаружены кости черепа барана. Такой ритуал хорошо известен в предшествующее раннекатакомбное время, когда эти останки помещали в могилу в качестве символа животного - возможного спутника и помощника души умершего на пути в загробный мир. Особый случай зафиксирован в погребении 5 кургана 1 могильника Цаца (Шилов В.П., 1985, с. 99 - 101). Здесь на ступенях заплечиковой конструкции и в заполнении ямы найдено 40 черепов лошади. Вероятно, это приношение умершему свидетельствует о его высоком социальном статусе (№ 14).
           В большинстве изучаемых погребений обнаружены керамические изделия. Обычно это были глиняные сосуды, в размещении которых не наблюдается никаких устойчивых закономерностей, В двух погребениях сосуд дополняется жаровней (№ 13, 24), в одной могиле найдена только жаровня (на заплечике - № 22), и еще в одной - глиняная курильница, орнаментированная шнуровым узором (№ 23).
            Форма и орнаментация сосудов достаточно единообразная, что позволяет предположить культурно-хронологическое единство большинства погребений. Это стройные (рис. 3, 5в; 4, 7б) или слегка приземистые (рис. 4, 9б; 7, 20б) короткошейные горшки со сплошной или почти сплошной елочной орнаментацией, нанесенной гребенчатым штампом. Некоторые сосуды имеют характерный уступ на плечике (рис. 2, 1б; 4, 8б) либо ребристую профилировку тулова С. 12. (рис. 3, 6б; 7, 18б). Найдено также несколько баночных форм весьма разнообразных пропорций (рис. 2, 3б; 4, 10д; 7, 196).
           Если плавно профилированные короткошейные сосуды являются эталоном для ряда катакомбных культур развитого этапа (Братченко С.Н., 1976, с. 57), то банки яйцевидных очертаний и горшки с уступом на плечике характерны для более раннего периода. Такое определение подтверждается композицией орнамента на этой керамике, сочетающей горизонтальный узор в верхней трети сосуда со сплошной и нередко бессистемной орнаментацией нижней части тулова. Дополнительным фактором служит встречающаяся здесь архаичная техника в стиле отступающей лопаточки и перевитого шнура, а также мотив шагающей гребенки (рис. 2, 1б; 2, 3б; 5, 13б). В то же время упомянутые выше сосуды с ребристой профилировкой тулова, в совокупности с их аналогами предшествующего периода (например, Кияшко А.В., 1998, с. 25, рис. 4, 3; с. 27, рис. 6, 6), формируют традицию изготовления острореберной керамики, типичную для ранних этапов позднего бронзового века.
           Кроме керамики, в состав погребального приданого заплечиковых могил входят многочисленные изделия из бронзы: ножи (10 случаев); шилья (8); височные подвески (4); медные бусы (1). Особо следует отметить частые находки предметов, которые можно рассматривать в качестве символов власти: кремневых наконечников стрел (2 набора; № 6, 10), каменных наверший булав (№ 15, 17), топора (№ 3), костяного жезла (№ 21). Остальной инвентарь весьма разнообразен: костяные кольца (рис. 3, 4б; 6, 15б); бусы (рис. 8, 24д); стержень - фрагмент булавки (?) (рис. 4, 10г); ожерелье из рубчатых пронизей и рога (рис. 8, 25в, г); каменные песты, ступки, плитки, молот (?) с перехватом (рис. 5, 13в), подвески, а также кремневые орудия и отщепы, створки раковин, гальки.
           Особенно выразительна серия бронзовых ножей, которые, за исключением трех почти полностью сработанных и фрагментированных образцов (№ 3, 4, 14), можно уверенно отнести к одной линии развития. Морфологические различия позволяют выделить в этой серии два ножа так называемой пятиугольной формы (рис. 4, 7в; 8, 23б), три ножа с плавно расширяющимся к острию клинком (т. н. второй привольненский тип - рис. 4, 10в, 5, 11в; 7, 21г) и два ножа с резко выделенной верхней частью клинка (ножи с т. н. боковыми выемками - рис. 7, 18в; 8, 24в). С.Н. Братченко объединил первые две разновидности в рамках одного типа, а последнюю считал итогом его развития (Братченко С.Н., 1976, с. 49 - 51). Новые материалы подтверждают генетическую связь этих разновидностей и их общее функциональное назначение.
           Объединяющим критерием является форма клинка с наибольшей шириной в верхней его части, а также заточка его лишь возле острия, выше расширения. Этот признак, а также удлиненное полотно клинка с тупыми и нередко толстыми краями свидетельствуют, что это не режущее, а колющее орудие, вероятно наконечник дротика с черешковым насадом3. В этом случае длинная и притупленная нижняя часть клинка создает утяжеление, необходимое для нанесения колющего удара дротиком4. Яркие образцы таких орудий обнаружены в погребениях донецкой катакомбной культуры (Братченко С.Н., 1976, с. 50, рис. 24, 14, 15), а тенденцию их развития выявляет аналогичное по устройству клинка, но гораздо более специализированное орудие из Саратовского Поволжья (Ляхов С., 1996, с. 81, рис. 2).
           Таким образом, т. н. ножи из погребений в ямах с заплечиками [по крайней мере, наиболее характерные образцы - № 10, 11(?)] были, по всей вероятности, наконечниками дротиков и служили такими же символами власти, как навершия булав, жезл, топор. Этот вывод подтверждается аналогичным размещением этих предметов, а также бронзовых клинков-дротиков в могиле - перед грудью умершего (№ 3, 7, 10, 11, 18, 23, 24).
           Среди остального инвентаря наиболее диагностичным в культурно-хронологическом отношении являются каменные навершия булав, костяные кольца, бронзовые многовитковые подвески с обратным разворотом, кремневые наконечники стрел с выемкой в основании. Навершия булав представлены двумя экземплярами довольно распространенных форм: грушевидной (рис. 6,


3 Такую идею не раз высказывали в частных беседах В.И. Мамонтов и О. В. Кузьмина.
4 Мнение О.В. Кузьминой.

С. 13. 176) и шаровидно-уплощенной (рис. 6, 15в). Такие изделия, а также костяные кольца характерны для погребений развитого этапа донецкой катакомбной культуры (Братченко С.Н., 1976, с. 54, рис. 26, 4, 5).
           Сложнее обстоит дело с упомянутой подвеской и наконечниками стрел (рис. 3, 5а; 3, 6в; 4, 10б). На Нижнем Дону они встречаются исключительно в погребениях раннего этапа донецкой катакомбной культуры (Кияшко А.В., 1990, с. 21). На Северском Донце они представлены в основном в катакомбах более позднего времени (Смирнов А.М., 1996, с. 174, рис. 41, 1; с. 180, рис. 47, 28 - 30). Кроме того, подвеска с "обратным разворотом" обнаружена в полтавкинском подбойном погребении на левобережье Нижнего Дона (Кияшко А.В., 1998, с.18). В изучаемых заплечиковых могилах подобные наконечники стрел и типичная подвеска найдены в составе комплексов, позволяющих, так же как и на Донетчине, удлинить период бытования этих предметов в культуре населения волго-донских степей.
           После обзора обряда и инвентаря обратимся к вопросам происхождения, хронологии и социокультурной атрибуции волго-донских погребений в ямах с заплечиками. Данная форма могильного сооружения была широко распространена в эпоху средней бронзы. Однако особенности многих заплечиковых конструкций позволяют отказаться от их анализа в рамках данной статьи. Речь идет о погребениях ямного времени Прикубанья, Украины и Молдавии, исследователи которых придерживаются мнения о сугубо практическом происхождении заплечиков вокруг ямы (Шапошникова О.Г., Бочкарев B.C., Шарафутдинова И.Н., 1977; Дергачев В.А., 1986; Трифонов В.А., 1991). Они отмечают, что эти погребения почти всегда впускные в древние насыпи и что уступы располагаются на уровне погребенной почвы или немного ниже. При этом обширная верхняя яма уменьшает вероятность обвала рыхлого насыпного грунта. Ниже, в материке, эта опасность исчезает, и яма сужается до традиционных размеров, а образующиеся уступы используются как опора для перекрытия могилы. Такие заплечиковые сооружения являются лишь конструктивной разновидностью простой ямы и не должны сопоставляться с изучаемыми в данной работе погребениями. Последние обладают иными критериями, главный из которых - это устройство заплечиков глубоко в материке.
           Уже давно замечено, что подобные ямы с заплечиками встречаются не только в степных катакомбных культурах от Волги до Днепра, но и "в манычской (предкавказской) и северокавказской культурах" (Телегин Д.Я., Братченко С.Н., 1977, с. И; см. также: Нечитайло А.Л., 1978). Такой культурно-хронологический контекст, а также ряд уже отмеченных признаков катакомбного ритуала (наличие жаровен, черепов рогатого скота и т. д.) позволяют сравнивать эти заплечиковые сооружения с катакомбами. Размещение инвентаря на глубоких материковых уступах подчеркивает не только практическую, но и семантическую значимость верхней, входной ямы, а тщательно оформленная нижняя яма служит аналогом камеры катакомбы. Другими словами, данная разновидность заплечиковых ям - это конструктивный вариант катакомбы с камерой, устроенной не в стенке, а в дне входного колодца.
           Вместе с тем яма с заплечиками - это в большей степени лишь внешнее подражание катакомбе. Основной смысл катакомбы как склепового сооружения здесь не реализован, и явно преобладают элементы ямно-подбойного обряда (Кияшко А.В., 1990, с. 24-25). Это, во-первых, отсутствие склеповых признаков: коллективных могил со следами подзахоронений, фактов проникновения в могилы и смещения костей и т. д.; во-вторых, сама идея использования ямы, точнее двойной ямы, для создания камерной конструкции; в-третьих, сохранение, в большинстве случаев, ямно-подбойной широтной ориентировки. Надо также отметить периферийный характер распространения погребений в ямах с заплечиками по отношению к доно-донецкому центру катакомбной культуры. Далее, в хронологическом обзоре, рассматривая восточную, волго-донскую часть этой периферии, мы намеренно абстрагируемся от украинских и северокавказских (в том числе и от калмыцких) материалов, имеющих иную культурную окраску.
           Погребения в ямах с заплечиками волго-донских степей в системе древностей эпохи средней бронзы составляют достаточно единую в культурно-хронологическом отношении группу. Ее наиболее яркие и своеобразные памятники сконцентрированы в курганах междуречья Волги и Дона и цепочками протянулись по берегам низовий этих рек (рис. 1).
           На этой территории хронологический С. 14. пласт памятников, представленный могилами с заплечиками, наследует многие признаки предшествующей полтавкинской культурной группы, характерные материалы которой обнаружены в подбойных погребениях (Кияшко А. В., 1998). Преемственность наблюдается в сохранении традиционных широтных ориентировок умерших, в обычае поминальной тризны с оставлением на ступеньках подбоев или на уступах ям ее остатков - костей рогатого скота, наконец, в архаичном облике инвентаря заплечиковых погребений. В некоторых случаях трудно определить: идет ли речь о древности некоторых заплечиковых конструкций или мы имеем дело с пережиточными явлениями в керамике и металле (например, № 1, 2, 5, 7). Бронзовые клинки, как было уже отмечено, демонстрируют эволюционный ряд, уходящий ранним звеном (клинки т. н. пятиугольной формы) в период полтавкинских подбоев (Кияшко А.В., 1998, с. 17). Даже классические для инвентаря заплечиковых ям сосуды украшены все той же зубчатой орнаментацией, что и полтавкинские горшки. Разница заключается лишь в смене стиля шагающей гребенки на горизонтальный елочный узор.
           Все это говорит об эволюционном переходе от культуры подбоев к культуре заплечиковых ям при параллельном росте взаимовлияния между волго-донским населением и его соседями в Доно-Донецком регионе.
           Признаки катакомбного ритуала (жаровни, комки охры, деформация черепа), появление типичной округлобокой и короткошейной керамики, частые находки привольненских форм металла - все это характеризует западное влияние и сильно трансформирует культуру волго-донских степей. Она теряет и без того ослабленные на предыдущем этапе признаки полтавкинской культуры и не может рассматриваться в качестве заключительного этапа последней. В то же время наблюдается встречное проникновение элементов в Доно-Донецкий регион: здесь зафиксированы погребения в заплечиковых ямах, а также керамика с гребенчатым елочным узором (Смирнов A.M., 1996, с. 141, рис. 9, 5 - 8; с. 164, рис. 31,7 - 10). Это, вероятно, стало возможным после еще большей интеграции волго-донского населения в катакомбную общность, чем это было на полтавкинском этапе (Кияшко А.В., 1998, с. 21). Поэтому погребения в ямах с заплечиками маркируют особую волго-донскую культуру эпохи средней бронзы, генетически связанную с полтавкинскими древностями.
           Хронологическая позиция этой культуры определяется множеством ее параллелей с развитым этапом донецких катакомбных памятников (Братченко С.Н., 1976)5. По соотношению с другими материалами абсолютную дату этого этапа и, следовательно, волго-донской культуры можно установить в рамках первой четверти II тыс. до н. э. (Кияшко А.В., 1990, с. 23-24).           
           В заключение следует еще раз подчеркнуть, что умершие, погребенные в ямах с заплечиками, имели высокий социальный статус. Известно множество погребений волго-донской культуры в простых ямах, нередко устроенных в насыпи древних курганов по гораздо более скромному ритуалу. Они безынвентарны либо сопровождаются лишь керамикой с характерной елочной орнаментацией.


           СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

           Братченко С.Н. 1976. Нижнее Подонье в эпоху средней бронзы. Киев.
           Братченко С.Н. 1989. Катакомбные культуры Северского Донца и северо-восточного Приазовья // Проблемы охраны и исследования памятников археологии в Донбассе: Тезисы. Донецк.
           Дергачев В.А. 1986. Молдавия и соседние территории в эпоху бронзы. Кишинев.
           Кияшко А. В. 1990. Ранний этап катакомбной культуры на Нижнем Дону: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Л.
           Кияшко А.В. 1996. К вопросу о культурной преемственности в эпоху средней бронзы на территории Волго-Донского междуречья // Древности Волго-Донских степей в системе восточноевропейского бронзового века: Материалы международной научной конференции. Волгоград.
           Кияшко А.В. 1998. Полтавкинские под-


5 Возможно, более удачным является термин "поздний этап донецкой культуры" (Смирнов A.M., 1996), так как следующий пласт памятников в курганах Доно-Донецкого региона составляют погребения культуры многоваликовой керамики.

C. 15. бойные погребения низовий Волги и Дона // Нижневолжский археологический вестник. Вып. I. Волгоград.
           Ляхов С.В. 1996. Уникальное погребение средней бронзы из кургана у пос. Сторожевка // Охрана и исследование памятников археологии Саратовской области в 1995 году. Саратов.
           Мамонтов В.И. 1986. Племена эпохи бронзы степной части Волго-Донского междуречья: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Л.
           Мамонтов В. И. 1997. Погребение катакомбной культуры Первомайского курганного могильника // Археологическое наследие Саратовского края. Охрана и исследования в 1996 году. Вып. 2. Саратов.
           Мерперт Н.Я. 1974. Древнейшие скотоводы Волго-Уралъского междуречья. М.
           Мошкова М.Г., Федорова-Давыдова Э.А. 1974. Работы Цимлянской экспедиции 1970 года // Археологические памятники Нижнего Подонья. Вып. I. M.
           Нечитайло А.Л. 1978. Верхнее Прикубанье в бронзовом веке. Киев.
           Синицын И.В. 1959. Археологические исследования Заволжского отряда (1951 - 1953 гг.) // Древности Нижнего Поволжья. МИА. № 60. Т. I. M.
           Смирнов A.M. 1996. Курганы и катакомбы эпохи бронзы на Северском Донце. М.
           Телегин Д.Я., Братченко С.Н. 1977. Материалы раннего энеолита, погребения ямной и катакомбной культур // Вильнянские курганы в Днепровском Надпорожье. Киев.
           Тихонов В.В. 1996. Грунтовый могильник Калач в Саратовском Поволжье // Охрана и исследование памятников археологии Саратовской области в 1995 году. Саратов.
           Трифонов В.А. 1991. Степное Прикубанье в эпоху энеолита - средней бронзы (периодизация) // Древние культуры Прикубанья. Л.
           Шапошникова О.Г., Бочкарев B.C., Шарафутдинова И.Н. 1977. О памятниках эпохи меди - ранней бронзы в бассейне р. Ингула // Древности Поингулья. Киев.
           Шилов В.П. 1985. Курганный могильник у с. Цаца //Древности Калмыкии. Элиста.
           Rau Р. 1928. Hockergraber der Wolgasteppe // Mitteilungen des Zentral Museum, j. 3, h. 1. Pokrowsk.


           СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ

           Рис. 1. Карта распространения погребений в ямах с заплечиками на территории волго-донских степей. Номера погребений на карте соответствуют их номерам в таблице 1 и на других рисунках.
           Рис. 2. 1 - Калач, грунтовый могильник, погр. 2; 2 - Калач, грунтовый могильник, погр. 3; 3 - Дмитриевка 9/11.
           Рис. 3. 4 - Верхний Балыклей 4/4; 5 - Бережновка-1 32/5; 6 - Бережновка-II 2/9.
           Рис. 4. 7 - Гёбель Е 10/3; 8 - Мариновка 1/19; 9 - Котлубань-VII 1/5; 10 -Котлубань-1 9/5.
           Рис. 5. 11 - Колпачки 5/2; 12 - Химкомбинат, гр. Б 4/14; 13 - Химкомбинат, гр. Б 4/15; 14 - Цаца 1/5.
           Рис. 6. 15 - Соленое Займище 10/13; 16 - Соленое Займище 7/3; 17 - Старица 30/8.
           Рис. 7. 18 - Ясырев-1 5/23; 19 - Ясырев-1 5/24; 20 - Новый Аксай 19/2; 21 - Первомайский-1 4/4.
           Рис. 8. 22 - Новый 79/4; 23 - Кастырский-V 5/5; 24 - Кастырский-VII 1/15; 25 - Константиновка 1/16.


           SUMMARY
VOLGO-DON BURIALS OF THE MIDDLE BRONZE AGE PERFORMED IN GRAVES WITH PROJECTIONS

           A.V. Kiyashko

           In the paper are discussed the materials of 25 complexes belonged to the Middle Bronze Age of Volga-Don steppes. These graves with projections are distinctive in ritual and funeral goods. The origin of this type of burial is connected with spreading of the catacomb funeral rite. Graves with projections are a constructive version of catacomb. Cultural-chronologically the discussing materials are connected to the preceding Poltavka culture. But signs of Poltavka culture are transformed as much as one may suggest a distinctive Volga-Don culture, which is marked by graves with projections. It is dating to the 1st coarse of II millenium ВС. The resplendent funeral rite and comparatively rich burial goods, included items of prestige (a mace, axes, arrows, rods, and javelins) bear witnesses of high social status of the dead buried in graves with projections.

С. 16.

ДАННЫЕ О ПОГРЕБЕНИЯХ С ЗАПЛЕЧИКАМИ ВОЛГО-ДОНСКИХ СТЕПЕЙ

Таблица 1
пп

Местона-хожде-ние, курган, погре-бение

Стра-тигра-фия (основ-ное, впуск-ное)
Ритуал
Костяк
Инвентарь
При-меча-ние
дере-вян-ное пере-кры-тие
охра (по-сып-ка, ком-ки
кос-ти жи-вот-ных
де-фор-ма-ция че-ре-па
поза (спи-на, пра-вый /ле-вый бок)
ори-ен- ти-ров- ка
керамика
ме-талл
ка-мень
кре-мень
ко сть
со-суд
жа-ров-ня, ку-риль-ница
1
Калач, грунт. мог., погр.2
-
-
пос
-
-
пб
В
сос
-
-
-
-
-
-
2
Калач, грунт. мог., погр.3
-
пе-рекр.
ком.
кж
-
пб
В
сос
-
ши-ло
-
-
-
кости барана в сосу-де
3
Дмитри-евка, 1986, 9/11
вп
пе-рекр.
ком
-
-
пб
СВ
сос
-
нож
то-пор
от-ще-пы
-
-
4
Верхний Балык-лей, 1978, 4/4
осн
пе-рекр.
ком. пос.
кж
-
лб
В
-
-
нож
-
-
ко ль цо
пово-нок рыбы
5
Береж-новка-I, 1952, 32/5
вп
пе-рекр.
пос.
кж
деф
лб
СВ
сос
-
под-вес-ки, бу-сы
под-вес-ки, пест
-
-
кости барана в сосу-де
6
Береж-новка-II, 1951, 2/9
вп
пос.
кж
-
сп
С
сос
-
-
-
на-ко-неч-ни-ки ст рел
-
астра-галы
7
Гебель Е. 10/3
осн
пе-рекр.
?
кж
?
лб
С
сос
-
нож, 2 ши-ла, ору-дие (?)
-
-
-
кости круп-ного ро-гатого скота
8
Мари-новка, 1978, 1/19
осн.
пе-рекр.
пос
кж
-
лб
В
сос
-
-
-
-
-
тушка барана
9
Котлу-бань-VII, 1/5
вп.
пе-рекр.
пос
кж
-
лб
ВЮВ
сос
-
-
-
-
-
кости барана в сосу-де
10
Котлу-бань-1, 9/5
вп.
пе-рекр.
пос
кж
деф
лб
В
сос
-
нож
галь-ки, пес-чан-ник, ступа, пест
на-кон. ст рел, свер ло, от-ще-пы
сте рже нь
астра-галы, куски мела
11
Колпач-ки 1967, 5/2
осн.
пе-рекр.
пос
кж
-
пб
ВЮВ
-
-
нож, ши-ло
-
-
-
астра-галы
12
Химком-бинат, гр.Б, 1981, 4/14
вп.
-
пос
кж
-
лб
ЮЮЗ
-
-
ши-ло
плит-ка
-
-
кости крупн. рог. скота на сту-пеньке
13
Химком-бинат, гр.Б, 1981, 4/15
вп.
-
пос
-
-
лб
В
сос
жар
-
мо-лот
-
-
-
14
Цаца 1962, 1/5
вп.
пе-рекр.
ком
кж
-
лб
В
сос
-

фраг мент ножа

-
-
-
40 че-репов лоша-ди, кус ки ме-ла

C. 17.

Продолжение таблицы 1

пп

Местона-хожде-ние, курган, погре-бение

Стра-тигра-фия (основ-ное, впуск-ное)
Ритуал
Костяк
Инвентарь
При-меча-ние
дере-вян-ное пере-кры-тие
охра (по-сып-ка, ком-ки
кос-ти жи-вот-ных
де-фор-ма-ция че-ре-па
поза (спи-на, пра-вый /ле-вый бок)
ори-ен- ти-ров- ка
керамика
ме-талл
ка-мень
кре-мень
ко сть
со-суд
жа-ров-ня, ку-риль-ница
15
Соленое Займище, 1989, 10/3
?
пе-рекр.
пос
-
-
пб
З
-
-
-
була-ва
-
ко ль цо
-
16
Соленое Займище, 1989, 7/3
вп
пе-рекр.
пос
кж
деф
лб
В
сос
-
ши-ло
-
-
-
ракови-на
17
Старица, 30/8
вп
пе-рекр.
пос
-
-
пб
Ю
-
-
-
була-ва
-
-
череп смещен
18
Ясырев-1, 1970, 5/23
?
-
ком
кж
-
пб
СВ
сос
-
нож, под-вес-ки
-
от-ще-пы
-
-
19
Ясырев-1, 1970, 5/24
вп
-
пос.
-
-
пб
Ю
сос
-
-
-
-
-
-
20
Новый Аксай, 1966, 19/2
осн
-
ком пос.
-
-
лб
СВ
сос
-
-
-
-
-
-
21
Первомай-ский-1, 1984, 4/4
осн
пе-рекр.
пос
кж
-
лб
СВ
сос
-
нож, ши-ло
пест, ступа
от-ще-пы
же зл
астра-галы
22
Новый, 1982, 79/4
вп
?
пос
кж
-
пб
З
-
жар
-
-
от-щеп
-
череп барана на усту-пе
23
Кастыр-ский-V, 5/5
осн
?
пос ком
-
-
пб
ЮЮЗ
-
кур
нож, ши-ло, под-вес-ка
геши-ровые бусы
-
-
-
24
Кастыр-ский-VII, 1/15
вп.
?
ком
-
-
пб
З
сос
жар
нож, щи-ло
-
галь-ка
бу-сы
-
25
Констан-тиновка, 1967, 1/16
вп
пе-рекр.
пос
кж
-
пб
З
сос
-
ши-ло
-
от-ще-пы, от-бой-ник
рог, про-низи
кости барана в сосу-де, ра-ковина

С. 18.

Рис. 1

С. 19.

Рис. 2

С. 20.

Рис. 3

С. 21.

Рис. 4

С. 22.

Рис. 5

С. 23.

Рис. 6

С. 24.

Рис. 7

С. 25.

Рис. 8
 


© 2008 project by Shaman  e-mail: bronza-lib@narod.ru
© 2008 design by Shaman e-mail: bronza-lib@narod.ru
скидки на белорусский трикотаж